середа, 5 червня 2013 р.

ТОРГОВЫЙ ГОРОД – РАДОМЫСЛЬ

Город Радомысль основан как митрополическое местечко униатских митрополитов в начале XVIII века. После присоединения правобережной Украины в 1795 году к Российской империи становится уездным городом Волынской, а с 1797 года Киевской, губернии. Из книги, хранящийся в национально-исторической библиотеке г. Киев, «Статистические описания Киевской губернии» Фундуклей: «До присоединения западных губерний к империи этот город вместе со значительным числом принадлежащих к его округу селений составлял собственность униатских митрополитов, которые имели в нем свое пребывание. Следовательно, Радомысль не был, подобно другим Киевским городам, вольным или привилегированным местом и не пользовался Магдебурским правом. По упразднению униатской митрополии в 1795 году Радомысль поступил в казенное ведомство».

Центр Радомышля – Соборная площадь. Со дня основания города она называлась Торговая. Перед Отечественной войной переименована в площадь Молотова. В 1957 году, когда Молотова осудили коммунисты, решением горсовета переименована в Красную площадь. В 1993 году в угоду политической ориентации постановлением горсовета переименована в Соборную площадь. У депутатов горсовета, не имеющих понятия, что такое историческая наука, топонимика, не хватало ума возвратить площади историческое и заслуженное название. На протяжении почти трех столетий площадь была центром не только гражданско-политической жизни жителей, но и торговой. В основном в ярмарочные дни. Из описания Радомысля, выполнено в 1805 году губернским землемером Масловским, (рукописный отдел библиотеки имени Вернадского): «Ярмарки в городе бывают четыре: первая – в день Спасителя Николая – 9-ого мая; вторая – в день жизнедающей Троицы; третья – на праздник Преображения Господня – августа 6-ого; а четвертая – в день Воздвижения Честного Христа – сентября 14-ого числа. Потом каждое воскресенье бывают небольшие торги, на какие съезжаются с хлебом, солью и мелкими съедобными припасами с разных сел своего уезда, а так же с других хлеборобных поселений смежных уездов, и не больше продолжаются как «ярмарки, так и торги по одному дню».

Стоить отметить, что Радомысль стал расстраиваться и развиваться по плану, который был утвержден городской управой 26 января 1826 года. По высочайшему указу императора Николая І 24 декабря 1844 года: «Для возвышения благосостояния городов Киевской губернии дарованы льготы купцам, мещанам и вообще людям свободного состояния, переселяющимся в эти города из местностей, не принадлежащих к западным губерниям». В Национальной исторической библиотеке г. Киев есть книга «Сказание о населенных местностей Киевской губернии». 1864 год. Автор – Леонтий Похилевич отмечает: «В торговом отношении Радомысль не имеет торговых выгод. В окрестностях его земля скудна, фабрик нет, лесов годных на постройку мало, да лес не мог быть сплавляем из Радомысля по реке по причине низкой воды и множества камней, находящихся в русле ее. Годовые ярмарки 5, 9 и 15 мая, 6 августа, 14 сентября и 6 декабря. Ярмарки маловажны и обороты каждой из них простираются лишь до нескольких сот рублей».

Историки сообщают о многочисленных пожарах, терзавших Радомысль в ХІХ и начале ХХ века. В череде крупнейших бедствий – грандиозный пожар, начавшийся в центре Радомысля, который продолжался несколько дней. В огне погиб и базар. В газете «Киевские губернские ведомости» от 17 апреля 1888 года в рубрике «Последние известия» – пожар в Радомысле. «Нам пишут из г. Радомысль:

– Ужасное бедствие постигло наш город. 14 апреля в 11 часов дня загорелся сарай еврея, портного Пейса Ясногородского, и в два часа не стало двух кварталов города. При сильном ветре, перешедшем затем в бурю, пожар с ужасающей быстротой охватил два квартала и истребил все дотла. Никакого спасения нельзя было ожидать, в особенности при полнейшем отсутствии пожарной команды и инструментов. Что могут сделать какие-нибудь семь-восемь человек пожарных десятских и одна заливная труба при пожаре, захватившим в полчаса пространство в 10 и более тысяч квадратных саженей? Здесь одно было только возможно: sauve qui pent. Так и делали. Каждый захватывал, что мог, из своего имущества и спасался, не думая тушить загоревшийся дом или другое строение. Еще один такой пожар – и от города останутся только груды пепла. Сгорело всего 65 домов и, по крайней мере, столько же холодных построек, 45 лавок на Торговой площади, казенное мужское училище и 4 еврейских молитвенных дома. Убытки громадны. Погорельцы крайне нуждаются в помощи: большинство из них потеряло все свое имущество. Помощь необходима скорая, в виду непомерной дороговизны хлеба и других жизненных продуктов.
А. К. М.–ский»

Деревянные дома и лавки на Торговой площади, стоящих стена к стене и ничем не отдаленных друг от друга, стали легкой добычей огня. А горело все: деревянные строения, заборы, мостовые и даже сады, торговые и промышленные постройки в центре города. Это страшное бедствие привлекло внимание жителей к проблемам пожаротушения. Бедствие подтолкнуло к созданию в городе пожарной части. Для перевоза пожарного оборудования (бочек и багров) были впервые закупленные кони. В здании присутственных мест открылась пожарная часть.

В 1911 году городская управа провела в Радомысле первый водопровод. В этом же году возведена высокая водопроводная каланча, которая служила пожарной команде для осмотра местности. Из уездной газеты «Радомыслянин» 1 января 1913 года: «Открыт водопровод для подачи жителям «будок» на Торговой площади».

В конце ХІХ и начала ХХ века до большевицкого переворота 1917 года на Торговой площади шла бойкая торговля. Селяне, которые приезжали на базар по воскресеньям или ярмарочным дням, покупали в базарной комиссии одноразовые разрешения на торговлю – «билет». Место, куда можно было поставить подводу, определял базарный староста за дополнительную плату, мог поставить подводу на выгодное и бойкое место для торговли. Торговля была двух видов: подвижная с подвод (когда селяне со всего Радомысльского уезда продавали продукты, свежую рыбу сразу с подвод) и стационарная с хорошо нам знакомыми лотков, сделанными с навесами (их называли рундуками). Десятки рундуков стояли, где ныне здание бывшего «Детского мира». Стихийных рынков в Радомысле не было: торговать на тротуаре или земле возле дороги никому и в голову не приходило. Добиться распоряжения торговать с рундуков и столов было очень сложно. Поэтому городская власть проводила аукционы, на которых разыгрывали рыночные места, оформлялся особый патент. Для торговли со столов оформлялись на год, для торговли с «рундуков» – на три года. Наиболее долгосрочные договоры оформляли с администрацией рынка лавочники-перекупщики – от пяти до шести лет. Благодаря рыночным сборам Радомысльский базар приносил в городскую казну большие деньги. Правда, часть денег уходила на содержание рынка, зарплату старостам, санитарным контролерам, сторожам. Радомысльский рынок охраняли 4 сторожа. По большому счету Радомысльские ярмарки кормили бюджет города. Домашних животных (лошадей, коров, коз), птиц (курей, гусей, уток), а так же корм для них продавали отдельно. Эта местность называлась «торговицей». Это то самое место, где сейчас большой рынок города. Вокруг площади стояли десятки магазинов и лавок.

Многие коммерсанты, как и нынешние бизнесмены, старались скрыть свои доходы, чтобы меньше платить налогов. Из отчета проверки Радомысльского рынка: «В Радомысле очень немного торговых мест из правильной бухгалтерией. Прочие ведут счета сами, по большой части, в элементарной форме прихода и расхода денег и товара. Но так как немногие купцы торгуют с достаточно вкладным капиталом, а, по большой части, в кредит, то они тщательно скрывают все, что касается их оборотов и сведений о них, за исключением немногих из устных пояснений, недоступны для статистики. Они примеряются в особенности к купцам-евреям: кроме известной их недоверчивости, опасливости, изыскатель встречает еще у них затруднение в еврейском языке, на котором они ведут особые коммерческие свои счеты, независимо от установленных купеческих книг».

Газета «Радомыслянин» писала: «Наши мясники надувают мясо при помощи небольших трубочек, в которые воздух вдувается иногда мехами, а по большой части ртом. Такой способ обработки мяса прямо направлен к обману покупателей, т. к. при этом мясники продают им худшее мясо за лучшее». Осмотр мяса, рыбы и сала проводили профессиональные ветеринары. Главным санитарным врачом Радомысля в начале ХХ века был Юлий Станиславович Гродецкий. Разрешительные бумаги и специальные клейма, которыми ветеринары метели разрешенные к продаже продукты, проверяли специальные «базарные старосты», причем старосты патрулировали торговые ряды, вместе с полицией. На базаре всё приравнивалось к стоимости лошади. Деньги были дорогие. Большое количество крестьян ходило в домотканой одежде. Сельхозпродукция была сравнительно дешевой, а промышленные товары очень дорогие. Развитие промышленности и торговли способствовали увеличению количества населения.

Сто лет назад в Радомысле, как и сейчас, не было разделения на продукты, вещевые и хозяйственные товары. Здесь продавали и продукты, причем даже икру и деликатесные сорта рыбы, и готовую еду: например, пирожки «с потрошками» или гречневую кашу со шкварками, мыло и керосин, отрезы тканей и кружева. Как и сейчас, Радомыслян привлекали на рынке дешевые продукты. Если в бакалейной лавке фунт (400 г) подсолнечного масла стоял 18-20 коп., то на базаре можно было сторговать за 13-15 коп. (сейчас в среднем 5-6 грн.). Фунтами продавали не только масло, но так же мясо, рыбу, хлеб и крупы. Например, фунт говядины стоил 11-15 копеек. Но большим оптом мясо, творог и картофель продавали ведрами (12,5 л), а остальные овощи и фрукты сотнями.

В отличие от современных, покупателей и продавцов ожидала культурная программа. Кого только не заносило в уездный город Радомысль на ярмарки. Было весело: ставились спектакли, работали старые балаганы, посреди площади стояла большая карусель. Были традиционные танцы под гармонь. На ярмарке можно было послушать бродячих бандуристов, посмотреть за копейку-другую в телескоп. Работал и кукольный театр, выступали фокусники и «факиры», глотающие огонь. Правда, цыганок, прорицательниц судьбы, которые промышляли везде, Радомысльские власти не жаловали: подобную публику полиция просто высылала из города. Поэтому всякого рода провидицы «провидели» подальше от глаз, в домах городской окраины.

За официальными торговыми рядами рынка располагалась толкучка, где торговали поддержанными вещами, а иногда и краденными. Из воспоминаний Максима Карбовского, выпускника Радомысльской мужской гимназии, который многие годы работал юристом в Днепропетровске: «Возле Торговой площади в Радомысле в магазине «Труд» (на месте нынешнего здания ресторана), владелец Бенчик, продавалась одежда, ткани, обрезы. Был отдел, торговавший спортивными приборами. Для нас, молодых, этот магазин был мощным магнитом. Там мы покупали лыжи марки «Темпо» и «Ханавези», и теннисные ракетки английского производства Дрива и Дохетти. Спортивный инвентарь импортного производства».

На Радомысльские ярмарки съезжались продавцы и покупатели не только из Радомысльского уезда, но и с других уездов, даже губерний. Какие товары ожидали богатых покупателей? Из объявления в газете «Радомыслянин» № 30 от 1912 года: «Господин Янц имеет честь уведомить, что им на днях получены все заграничные вины лучших сортов, также ром, французская водка, портер «Лондонский» и Рижской разливки, свежие голландские сельди, миноти, камбулы, швейцарский Честерский и Зеленые сыры, труфель, заграничная горчица, капорцы, оливки и другие пряности. Так же большой выбор Гаванских и Рижских сигар. Могу заверить: все отпущено хорошей доброты». Раньше, как и в наше время, коммерческие дельцы рекламировали свои небезупречные товары, поэтому они в рекламах выглядят, намного лучше, чем в натуральном виде. После февральской революции 1917 года, повеяли новые политические ветры. Из газеты «Радомысльская газета» 24 июня 1917 года в рубрике «В городе»: «Торговля в воскресные и праздничные дни. Радомысльський исполнительный комитет внес 15 июля в Городскую Думу предложение изменить постановление Думы от 18 мая с/г относительно запрещения торговли в воскресные и праздничные дни. Городская Дума отказалась (большинством – 19 против 15 голосов) разрешить торговлю мясом, мясными продуктами и хлебом в воскресенье и праздничные дни».

Базарная торговля в Радомысле – это был стиль жизни, ныне забытое искусство. Еще в шестидесятых годах ХХ века сохранялась традиция, когда базарная торговка отказывалась брать деньги за свой товар, если покупатель готов был купить его не торгуясь.

Александр Пирогов
г. Радомышль

Немає коментарів:

Дописати коментар